Украшение дворца

Выехав из Дели около пяти утра, в одиннадцать мы подъезжали к Агре. За окнами мелькали плетущиеся караваны верблюдов, лежащие на кучах мусора коровы, роющиеся в мусорных бачках овцы и козы. Босоногие, полуголые старики в тихой задумчивости гуляли по шоссе, не обращая внимания на катящиеся мимо тук-туки. То тут, то там в небрежном беспорядке лежали мужчины: на крышах машин, под одинокими деревцами, на газонах возле корзин... Вокруг царила полная и безмятежная нирвана.

В то же время везде, где шли ремонтные работы, сновали закутанные в разноцветные сари девушки с огромными тазами цементного раствора на головах. В автобусе начался спор, сколько может весить такой тазик. После недолгих подсчетов решили, что никак не меньше 20 килограммов. Сколько ж тонн она переносит за день? Говорят, такой «ручной» труд придает стройность и грациозность фигуре. Спрашивается, зачем им бульдозеры, когда у них такие женщины?

В самом городе разруха и запустение с легким налетом нанотехнологий. На одном из зданий с обвалившейся стеной вывеска «Институт медицинских наук». Очень много интернет-кафе. Даже на самых обшарпанных домах можно увидеть сделанную от руки надпись E-Mail и стрелочку в забитую мусором подворотню. На этом фоне поражали чистенькие фасады школ, кинотеатров и памятников архитектуры. Особое внимание уделяется гостиницам для иностранцев: все они за высокими заборами, с большими ухоженными парками, бассейнами, гольфклубами и прочими атрибутами потусторонней жизни. Впечатление такое, что существуют два параллельных и не зависящих друг от друга мира.

Было около полудня, когда мы подъехали к своему отелю, прятавшемуся за высоким каменным забором на одной из центральных улиц Агры, недалеко от Тадж-Махала. На наличие цивилизации указывали шлагбаум, охранник и расположенные рядом Costa Coffee и Pizza Hut. Через два часа нас собрали в фойе, чтобы провести инструктаж и подготовить к посещению главной достопримечательности Индии — мавзолея Тадж-Махал, построенного пятым императором из династии Великих Моголов в память о безмерно любимой жене.

Легенда гласит, что свою третью (по некоторым данным вторую) жену, которую он прозвал Мумтаз Махал (в переводе с урду «любимое украшение дворца»), Шах Джохан любил настолько, что превратил в настоящую машину по производству наследников. От чего она и скончалась на 38-ом году жизни, родив за 19 лет брака 14 детей (из них 7 мертворожденных) и умерев при родах последнего. В честь этой великой любви и был построен мавзолей, ставший впоследствии могилой и самого Шаха Джохана.

На мой дилетантский взгляд, слухи о неземной красоте Мумтаз Махал сильно преувеличены, если судить по двум сохранившимся до наших времен портретам, где изображена немолодая сердитая женщина с грубыми чертами лица и тяжелым пристальным взглядом из-под широких мужских бровей. О жизни «любимого украшения дворца» до замужества и после можно только догадываться — сведений сохранилось мало. Известно только, что Арюманд Бану Бегам (впоследствии Мумтаз Махал) родилась в Агре в мусульманской семье переселенцев из Персии и была племянницей Нур Джахан — жены императора Джахангира Первого, и мачехи Шах Джахана — в то время принца Хуррама — будущего мужа Мумтаз. Жизнь Нур Джахан настолько интересна, что стоит отдельного повествования. К тому же позволяет лучше понять путь самой Мумтаз на вершину славы.

Нур Джахан (в девичестве Мехрунисса) была родной сестрой отца Мумтаз, Азаф Хана. Сама Мехрунисса в первом браке была замужем за Шер Афганом — наместником императора в Западной Бенгалии и даже родила от него дочь. В 1607 году при невыясненных обстоятельствах Шер Афгана убивают. По некоторым сведениям не без помощи жены. Овдовевшая Мехрунисса переезжает в столицу и становится фрейлиной при дворе императора Джахангира Первого.

Надо сказать, что слабовольный, многопьющий, к тому же пишущий романы Джахангир был легкой добычей для тогдашних искательниц богатеньких мужей, и через некоторое время 34-летняя Мехрунисса становится его 20-й (!) женой. А через несколько недель брака назначается любимой женой и получает титул Нур Махал, что означает «свет дворца», через несколько лет перешедший в Нур Джахан — «свет мира». С момента бракосочетания — 25 мая 1611 года — она фактически становится правительницей Индии и правит, как пишут в компетентных источниках, «железным кулаком». Она дает аудиенции в императорском дворце, и министры не принимают ни одного решения без ее консультации. В ее честь выпускаются монеты.

По странному стечению обстоятельств вскоре после бракосочетания Нур Джахан с императором ее брат становится всесильным Великим Вазиром Джахангира, ее дочь выходит замуж за Шахрияра — младшего сына Джахангира, и происходит чудесная встреча и свадьба ее прекрасной племянницы Арюманд Бану Бегам (Мумтаз Махал) с принцем Хуррамом — тоже сыном Джахангира. Странно всё это еще и потому, что 20-летний принц уже был женат (и неоднократно), и внезапно полюбить засидевшуюся по тем временам в девицах 19-летнюю Арюманд у него, казалось бы, не было особых причин. Правда, и на этот счет существует легенда, что на самом-то деле они встретились задолго до свадьбы и просто пять лет ждали благоприятного расположения звезд, чтобы брак был счастливым. Что, однако, не мешало принцу жениться на других женщинах.

Очевидно, в отношении них звезды были более благосклонны.

Так что сказки о том, как юный 15-летний принц Хуррам встретил 14-летнюю Арюманд на местном овощном рынке и полюбил с первого взгляда, не имеют основания.

Ясно одно — Нур Джахан обеспечила всей своей семье теплые места под индийским солнцем и собиралась править долго и счастливо. Вся семья жила припеваючи: тетушка вместе с братом «рулила» империей, дочка и племянница потихоньку рожали наследников для дальнейшего процветания рода персидских Моголов; зятья и их братья женились, размножались, боролись за власть и убивали друг друга. Даже вечно влюбленный муж Мумтаз Махал успел при живой жене жениться еще 8 раз, то есть кроме прекрасной Мумтаз имел еще 9 жен, и между делом убил своего старшего брата Хусрава —главного соперника в борьбе за трон, и еще пару родственников, также стоявших на его пути к власти.

Жизнь продолжалась. Но случилось непредвиденное. Здоровье измученного алкоголем Джахангира потихоньку сдавало, и в 1627 году он умер, оставив страну на попечение любимой жены и зятя. Тут-то брат и сестра и начали делить трон. В этом деле они были соперниками: и дочь Нур Джахан, и дочь ее брата обе были замужем за сыновьями Джахангира. На престол претендовали оба, но победил брат. Нур Джахан была отстранена от власти, сослана в места не столь отдаленные, где занялась писанием стихов, а затем и строительством мавзолея своим родственникам —так называемого «Бэби-Тадж» (Itmad-Ud- Daula Tomb). Он был построен на 15 лет раньше Тадж-Махала и считается первым памятником такого рода в Индии.

Принц Хуррам стал пятым императором Моголов Шах Джаханом. А Мумтаз Махал —первой леди Индии. Длилась эта идиллия четыре года. В 1631 году она умерла.

Летописи гласят, что все 19 лет брака Мумтаз ни на минуту не оставляла супруга одного, не подпуская к его постели других жен и наложниц, и следовала за ним, что называется, по пятам, участвуя во всех походах и баталиях, и даже умерла при родах на поле боя во время очередной битвы Шаха за какую-то деревню.

Из чего следует, что не молодая и не красивая, с тяжелым характером, к тому же вечно беременная жена «украшением жизни» такого эстета как Шах Джахан вряд ли была. А былаона женщиной с сильным характероми железной волей, о чем говорит хотя бы тот факт, что при такой жизни онадожила до 38 лет, а не отправилась на тот свет гораздо раньше. Причем влияние ее на мужа было столь велико, что перед смертью она взяла с него клятву построить ей памятник, по красоте превосходящий все, доселе существующие (я думаю, что она, в первую очередь, имела в виду построенный ненавистной теткой Нур Джахан мавзолей Itmad-Ud-Daula Tomb, куда вопреки мусульманским законам интриганкаНур поместила всех своих родственников и, скорее всего, собиралась закопать и племянницу), и он не посмел эту клятву нарушить, а сразу же приступил к ее исполнению, несмотря на то, что, как пишут в книгах по историиИндии, от горя потерял зрение, сгорбился и поседел. Это не помешало ему прожить еще 35 лет.

Говорят также, что перед смертью Мумтаз заставила его поклясться на Коране больше никогда не жениться, и он вынужден был всю оставшуюся жизнь влачить жалкое существование в компании всего 9 жен, в то время как его приятели — другие ханы — имели тысячи. Хотя современники Шаха всё же замечали, что его сексуальные аппетиты после смерти жены несказанно увеличились, и он не пропускал ни одной проходящей мимо юбки, особенно «налегая» на жен и дочерей своих ближайших соратников. Существовали даже предположения, что во время своего заточения в крепости Шах сожительствовал со своей старшей дочерью, добровольно решившей разделить с ним его 8-летнее заточение.

Так появилась легенда о неземной любви и был сооружен Тадж-Махал — первый памятник архитектуры в мире, построенный в честь женщины. ТаджМахал считается самым красивым зданием в мире и как всё, что принесено в жертву красоте, не имеет смысла (я разделяю мнение Aldous Huxley и Hermann Keyserling). Здание может служить только усыпальницей атеиста, потому что обращено оно в противоположную сторону от Мекки, а, следовательно, мечетью, как таковой, не является, и молиться там нельзя. Сделано это было случайно или намеренно — сказать трудно. Моголы были интернационалистами и старались объединить мусульманскую и индусскую культуры в одно целое. Хотя сама Мумтаз Махал была мусульманка, и ей бы вряд ли понравилось такое решение любимого супруга. Кроме этого, по мусульманским законам могилы неприкосновенны: их нельзя перестраивать, нельзя перезахоронять останки и нельзя «подселять» в них новых покойников. С могилой Мумтаз поступили какраз наоборот —мало того, что само тело вырыли из могилы в Бхаратпура и перенесли в Тадж-Махал, ее через 20 лет еще и «уплотнили», подселив мужа, а значит изменив первоначальный план здания и нарушив симметричность всего комплекса. Жаль, что осталось неизвестнымимя архитектора, его спроектировавшего —это, безусловно, был гений.

На этот счет есть лишь несколькопредположений: архитектором мог быть приглашенный из Италии Джеронимо Веронео или француз Остин де Бордо, что в какой-то мере объясняет несуразность планировки, поскольку архитектор был не мусульманин. Хотя некоторые источники называют и имя мусульманина Устад-Иса —тогда это чистой воды вредительство.

Мавзолей возводили 20 лет, и на его строительство пошло 43 вида различных драгоценных и полудрагоценных камней, а также полтонны золота.

Когда я спросила у экскурсовода, где это золото сейчас, он сказал, что его вывезли английские колонизаторы, содрав с куполов. Сейчас там медь.

Британские завоеватели также почитали за честь наколупать со стен монумента драгоценные камни, чтобы как трофеями похвастаться ими дома.

Одно несомненно —это была поистине интернациональная стройка века. Несмотря на то, что в те времена индийская земля была буквально набита алмазами и рубинами, на всех всё равно не хватало, и для украшения мавзолея везли самоцветы со всего мира. Из Китая хрусталь и нефрит, из Бирмы янтарь, из Тибета бирюзу, из Афганистана лазурит. В строительстве принимали участие представители разных стран и конфессий. В оформлении зданий участвовали дизайнеры различных национальностей во главе с мусульманином турком Исмаил Ханом. Мозаику из цветов и виноградных лоз создавал художник из Дели индус Чинранджилал, а каллиграфия надписи над входом в Тадж «Зайди в мой рай» принадлежит мусульманину Аманату Хану из Шираза. Кто-то из них должен был заметить, что план не соответствует предназначению. Но почему-то этого не произошло. Да и сама фраза о приглашении в рай звучит двусмысленно. Какой может быть рай, когда Аллаху, можно сказать, плюнули в лицо.

К тому же смесь индусских и исламских традиций в дизайнерском решении места захоронения наводят на размышления: каким бы интернационалистом не был Шах Джахан, он все-таки был верующим мусульманином и, наверное, не хотел бы быть похороненным в таком оскверненном неверными месте.

Хотя, говорят, он присмотрел место на другом берегу Ямуна для возведения из черного мрамора мавзолея уже для себя. Возможно, он намеревался создать там шедевр истинно мусульманского зодчества с соблюдением всех исламских традиций, но судьба распорядилась иначе —его старший сын побеспокоился о том, чтобы отец как можно раньше занял свое место рядом с горячо любимой женой.

В одной из публикаций (Akbar S. Ahmed) я прочитала, что все архитектурные памятники, построенные в эпоху мусульманского владычества в Индии, не являются первоначально мусульманскими, ибо стоят на разрушенных исламистами древних индуистских святынях. Есть даже целые партии в Индии, придерживающиеся этой концепции и считающие, что все эти мавзолеи и форты ни что иное, как памятники индуистского зодчества. Они составили список всех этих сокровищ —там на почетном месте находится и Тадж-Махал. Судя по тому, как много возникает вопросов при ближайшем взгляде на Тадж, может быть, в этом есть зерно истины.

Кстати, существует еще одна легенда о том, что после окончания работ Шах вызвал к себе главного архитектора и спросил, может ли тот спроектировать монумент еще более красивый, чем Тадж. Природная скромность, видимо, не позволила архитектору соврать, и он ответил: «Без проблем». После чего всем, принимавшим участие в строительстве шедевра, отрезали руки. Так Тадж-Махал стал непревзойденным созданием архитектурной мысли.

В 2004 году Индия праздновала350-летие монумента, и было обнаружено, что один из миноретов накренился, и вся структура может рухнуть в любой момент. Это происходит потому, что воды реки Ямуна, на которой построен комплекс, обмелели, и река перестала быть противовесом зданию. Значит придется перестраивать его еще раз. Бедная Мумтаз Махал.


Другие материалы по теме:


Если вы планируете отдых в одиночестве или даже планируете вывезти на него свое семейство, то лучшего места, чем Гоа не найти. Пляжи Гоа являются залогом удачного отдыха, когда все тяготы жизни в душном суматошном мегаполисе остались в прошлой жизни.
Индия очаровывает не только своими густыми и пьянящими ароматами жасмина и розы, дурманящими благовониями с нотками сандала и смолы. Она также наполнена тонким благоуханием специй, без которых невозможно представить истинную индийскую кухню
Йога — самый древний и наиболее основательно разработанный в философско-космогоническом и практическом отношениях метод осознанного гармоничного самосовершенствования человека. Она начинает с того, что возвращает нам полноту самоконтроля — столь редкую в наше время способность сознательно управлять своей собственной волей и личной силой. Тем самым восстанавливается естественное состояние внутреннего равновесия и покоя, не зависящее от внешних обстоятельств
Мы, русские люди, как никто другой, склонны рассуждать на тему души и вечности. Ведь наша нация, как нам кажется, — самая искренняя и самая отзывчивая в мире.
Представленная на сайте информация носит справочный характер и не является публичной офертой
Доработка и поддержка - www.poseti.net